Ей сказали, что ребенок погиб во время родов. Но спустя 27 лет раздался звонок…


У этих троих нет старых снимков. И до сих пор нет ни одного, где бы они были вместе…

Эта семья шла к своему счастью целых 27 лет. Порознь. Вот их и печальная, и счастливая история.

Сегодня мама Алла и сын Андрей живут в Нальчике. Папа Славик — в израильском городе Беэр-Шеве. Общение с главой семейства происходит по скайпу. Но совсем недавно их жизни даже не пересекались…

Ей сказали, что ребенок погиб во время родов. Но спустя 27 лет раздался звонок...

Родители

У Аллы есть особенный день в жизни, который она никогда не забудет. Это 15 декабря 1985 года.

В тот день женщина на 7-м месяце беременности хотела растопить печку. Мужа не было дома. Несмотря на два сохранения, сама взялась за топор. Лишь взмахнула, как начались преждевременные роды. Алла три дня пробыла в забытьи. Младенца не показали, не дали даже прикоснуться к нему… Акушер сказал, что мальчик погиб при родах.

Домой Алла поехала с мамой. А со Славой рассталась.

Сегодня женщина вспоминает, каково ей было. Постоянно появлялись мысли о том, что произошла какая-то ошибка, что что-то здесь не так. Были попытки найти свидетелей. Но под напором родных все-таки поставила свечку за упокой своего малыша.

Со Славой помирились, сошлись. Но ненадолго. Родители мужа эмигрировали в Израиль и их постоянно приглашали. Пока пара собирала документы в Беэр-Шеве, слегла с инсультом свекровь, в Нальчике заболели родители Аллы. Каждый выбрал своих — пути разошлись.

Прошло время. Алла похоронила родителей. Проводила на тот свет других родственников. Осталась лишь с больным братом. До недавних пор только он и составлял ей компанию в их крошечной квартире.

Сын

У Андрея — ДЦП. Сразу из роддома его отдали в казенное учреждение. 110 человек, семь групп…

Андрей помнит операцию на ногах. Ее сделали, когда ему было 7 лет. Реабилитацией никто не занимался — результат плачевный.

Еще он смутно припоминает утренники, детдомовские щи, няньку, спящую с открытыми глазами. Но очень четко он помнит личность директора детдома. Он запрещал писать письма маме

Каким-то чудом Андрею удалось добыть заветный адрес из собственного личного дела. Но смысл? Все его весточки возвращались назад: домик мамы был снесен.

Парень с юности настойчивый. Хотел компьютер — заработал на него. Но против системы пойти не смог. В детдоме сказали, что квартиру не получит, пенсию на руки не дадут. Пригрозили, что на улице его ждет смерть.

В 26 лет Андрея перевели в психоневрологический интернат — учреждение закрытого типа. Поставили диагноз — недееспособен.

Но к нему все равно тянулись люди! Они-то и вселили в него надежду отстаивать справедливость. Парень поднял шум в прессе — по заслугам получил министр и директор интерната. Под его напором дали разрешение жить в семье опекунов.

Но больше всего счастья принесло письмо на передачу «Жди меня». Всего неделя — и маму нашли! Здесь, в Нальчике. Все эти годы они были рядом!

В тот же вечер с передачи позвонили и Алле. ««.

На следующее утро была первая встреча. Мама Алла сразу же узнала голубые глаза своего мальчика. Такие же голубые, как у нее и бывшего мужа.

Вот уже 4 месяца Андрей живет под одной крышей с мамой. В квартире ему отгородили небольшой уголок. Недееспособность сняли через суд, опеку — тоже.

Отца нашли через интернет. Славе 58 лет, но он говорит, что обрел сына и начал жизнь заново. Он уже прилетал в Нальчик, чтобы повидаться с Андреем.

««.

««, — говорит Слава.

Еще немного — и семья восстановится окончательно: Алла и Андрей переезжают в Израиль. Парня уже ждут врачи.

У них еще есть время. Уверена, они наверстают упущенное!

Источник

Похожие статьи


Обсуждение 0

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector