Муки во имя искусства: какими изощренными способами режиссеры добиваются своей цели


Муки во имя искусства: какими изощренными способами режиссеры добиваются своей цели

Говорят, на съемках «Ребенка Розмари» Роман Полански заставил Миа Фарроу есть сырую печень. Люк Бессон, снимая «Никиту», обкорнал тупыми ножницами Анн Парийо – а Андрон Кончаловский собственноручно обрил наголо свою жену Юлю, когда создавал «Рай». У некоторых режиссеров репутация садистов, но это не останавливает актеров, желающих у них сыграть: потому что как правило, эти режиссеры гении.
Муки во имя искусства: какими изощренными способами режиссеры добиваются своей цели

Альфред Хичкок

Ему приписывают фразу: «Я никогда не говорил, что актеры – скот. Я говорил, что с ними следует обращаться как со скотом». Словами Хич не ограничивался: ему нравилось терроризировать актеров, снимавшихся в его фильмах, держать в постоянном напряжении. Когда снимали «Психо», актриса Джанет Ли однажды обнаружила в своей гримерке… труп. Труп оказался муляжом, но Джанет так сильно испугалась, что в тот день превосходно отыграла самую важную сцену – ту самую, где ее режут ножом в душе. Актриса Типпи Хедрен, играя в «Птицах», заработала орнитофобию: когда ее по сценарию должны были атаковать сотни птиц, некоторые из них, действительно, вцепились ей в волосы: Хичкок попросил помощников специально их подманить.

Муки во имя искусства: какими изощренными способами режиссеры добиваются своей цели

Ларс фон Триер

На «Догвилле» Ларс отказывался разговаривать с исполнителями главных ролей, Полом Беттани и Николь Кидман – ему казалось, что так актеры будут лучше ощущать своих героев, изгоев общества. Все общение сводилось к коротким указаниям Ларса, куда нужно пойти, и где встать.

Но группе другого его фильма «Мандерлей», «повезло» еще больше: Триер заставил абсолютно всех собраться на съемочной площадке, и смотреть, как убивают ослика Люцифера – а потом раздал каждому по порции ослиного мяса.

Дэвид Финчер

Тяжелый характер Финчера известен всему Голливуду: его самого сравнивают с Гитлером, а съемочную площадку – с ГУЛАГом. Режиссер – адепт железной дисциплины и полного актерского повиновения. Без его разрешения никто не может покинуть съемочную площадку, даже если это звезда. К примеру, во время съемок «Зодиака» Роберт Дауни-младший, по мнению Финчера, выкладывался недостаточно – и поэтому ему запретили… даже выходить в туалет. У Дауни была специальная банка, куда он делал свои дела в темном уголке.

Уильям Фридкин

Не зря Уильям Фридкин, при всем его несомненном таланте, с трудом находит финансирование для своих лент. Никто не хочет связываться: всем известна склонность режиссера к насилию. На съемках «Изгоняющего дьявола» он кричал, топал ногами, а как-то швырнул в актеров телефонный аппарат («Ничего смертельно опасного, — оправдывал своего босса монтажер — Всё было рассчитано только на то, чтобы запугать и подчинить человека своей воле»). Когда по сценарию героиня Эллен Берстин должна была совершить опасный трюк в проводах, режиссер попросил убрать страховку – чтобы ужас на ее лице был самым настоящим. Когда же кто-то из массовки запорол дубль, Фридкин собственноручно отвесил ему пощечину – к ужасу всех остальных.

Роман Полански

Снимая «Китайский квартал», Полански требовал от своих актеров полной концентрации. Когда же увидел, что Джек Николсон тайком смотрит в гримерке баскетбольный матч по телевизору, взял и выбросил этот телевизор в окно. И «наказал» Фэй Данауэй за какую-то оплошность, схватив ее за волосы, и протащив по комнате: сорок лет назад подобные вещи еще сходили с рук.


Adblock detector